Валентин Серов «Портрет Иды Рубинштейн»

Незадолго до своей смерти, в одном из писем, Серов написал, что его даже радует скандал, сопровождающий картину «Портрет Иды Рубинштейн». Страсти вокруг этого произведения, действительно, кипели нешуточные. Критики, в число которых вошли и некоторые именитые коллеги художника, посчитали, что Серов «поглумился» над красотой. Благо, мастер знал и помнил, как менялись представления о красоте в разные эпохи.

Художники, как натуры тонкие, остро предчувствовали свою кончину, и это иногда проскальзывало в их словах, намеках, особенно – в работах. Серов тоже «что-то» подозревал, но его творческий поиск не ослабевал, и то, что он обратился к модерну, тоже можно считать пророчеством, но касающимся не личной жизни, а нового искусства, которое он «видел» своим внутренним чутьем.

Европейская цивилизация к тому времени была очарована Востоком, попал под это влияние и Серов, поэтому, когда в Париже он увидел знаменитую танцовщицу в роли Клеопатры, понял, что эта женщина с царственными повадками – шанс воплотить свой идеал красоты, изящной, но дикой, и независимой.

Беглого взгляда достаточно, чтобы заметить стилизацию, деформированное тело с неестественно прямыми линиями рук и удлиненных ног, а также искусственность позы, но постепенно приходит иное впечатление, ассоциирующееся с изяществом, утонченной красотой, и старинными фресками работы итальянских мастеров.

Не изменил себе Серов и как тонкий психолог, подчеркнувший артистическую природу модели, неплохо сыгравшей роль несколько опечаленной Грации.

1910 г. 147 x 233 см. Холст, уголь, темпера. Государственный Русский музей.