Эдуард Мане «Нана»

По сегодняшним меркам бунтарь из Мане был не бог весть какой – современные таблоиды ещё и не то демонстрируют нам ежедневно, однако, в конце XIX века полотна живописца вызывали массу упрёков. Особенно публику раздражали картины «Завтрак на траве» и «Олимпия», говорят, что достопочтенная публика не стеснялась плевать на полотна.

Ещё одно известное скандальное полотно – «Нана», которое автор закончил в 1877 году. Мане обратил свой зоркий взор на туалет женщины, а значит, вторгся в зону запретную и в высшей степени интимную.  Моделью послужила личность небезызвестная – кокотка Генриетта Хаузер, которую знал весь Париж и которой приписывали связь с принцем Оранским.

Девушка изображена в тот момент, когда она почти закончила одеваться  — на ней туго затянут корсет, подчёркивающий талию, поверх белоснежной нижней сорочки. Ноги в чулках открыты почти до колена.

Кроме того, что Мане представил публике полуодетую Генриетту, эффект «неприличности» дополняет фигура мужчины, находящегося с правой стороны полотна. Он свободно расположился на диване и держит в руках трость, и хотя изображение его очень сильно обрезано, зритель может заметить, как свободно он чувствует себя в одной комнате с одевающейся женщиной. Тут даже самый недогадливый зритель смекнёт  — перед ним дама полусвета.

С точки зрения колористики, всё полотно построено на контрастном сочетании холодных тёмных красок и светлых тёплых оттенков.  Картина изобилует множеством деталей.

Работа у Мане получилась очень яркой живой и необычной, что заключалось и в теме сюжета, и в особенности техники, и в композиционном построении. Неудивительно, что живописец захотел представить свою работу на суд комиссии Салона. Однако столь смелому полотну было отказано в экспонировании, что нанесло огромный удар по художнику. Мане тяжело переживал критику своей картины, и биографы подчёркивают, что именно с этой неудачи начались проблемы мастера со здоровьем.

1877 г. Масло, холст. 154 x 115 см. Гамбургский кунстхалле, Германия