Уж сколько раз в литературе, кино, психиатрии, социологии и философии обсуждалось тема совместимости гениальности и злодейства, и подсчитать трудно. Однако не менее интересным, чем гений и злодейство, является и другой, казалось бы, антагонизм – гений и шизофрения.

История знает немало примеров выдающихся художников, чья психика была больна или изношена. Но что доминировало в этих живописцах – талант над болезнью, или, наоборот, болезнь порождала гениальность творца. Вопрос риторически и, наверное, неразрешимый, а по сему, сразу перейдём к делу – предлагаем продолжение рейтинга самых безумных мастеров изобразительного искусства, на этот раз сугубо отечественных.

Александр Иванов – жертва собственных страхов

Самая известная картина Александра Иванова – полотно «Явление Христа народу». Русский художник ещё в 24-летнем возрасте прибыл в Италию и почти всю жизнь провёл в этих краях.

Жил он замкнуто, даже мрачно, много работая в своей мастерской. От того и слух среди представителей русской диаспоры в Италии был таков – Александр Иванов не здоров душевно. Свидетельство таких сплетен можно найти и у Гоголя, который сокрушался, что зря на талантливого малого клевещут. Между тем, такие уважаемые люди, как Иван Тургенев и Василий Боткин вспоминали, что когда приглашали Иванова к себе на обед, тот с ужасом отмахивался – отравят его, в борщ щепотку яда кинут, и не заметишь.

Действительно, мнительность Александра Андреевича достигла позже ужасающих масштабов – он не ел у знакомых, пил только воду из фонтана, которую собственноручно набирал, кушал только яйца. Частые боли желудка (ещё бы, от такого-то рациона) он списывал на то, что каким-то злодеям всё-таки удаётся его «отравливать». Несчастный больной человек, гениальность картин которого бесспорна.

   Павел Федотов – от сатиры к трагедии

Остроумные шедевры Павла Федотова нравятся абсолютно всем зрителям. Каждая его картина периода расцвета творчества – высмеивание чванства, жадности, стяжательства, гордыни. Причём автор умело выражает и высмеивает пороки с помощью мелочей, подмеченных его острым глазом: выражение лиц, позы, обстановка, скрытые действия «Вдовушка», «Сватовство майора», «Завтрак аристократа» — каждую картину можно читать как полноценную многословную историю.

К сожалению, и этого художника не минула психическая болезнь, начавшаяся с глубокой депрессии, связанная бедностью и невостребованностью. С 1850-х гг. живописец уже страдал от головных болей и ухудшения зрения – автор много работал при плохом освещении. А в 1852 году начались странности. Сначала Павел Андреевич покупал себе гробы, ложился и примеривался. Затем мастер стал готовиться к воображаемой свадьбе, транжиря деньги. Он ходил по знакомым семьям и в каждом доме сватался.

Картины Федотова стали мрачными, а сам художник молчаливым и задумчивым. Друзья и руководство Академии художественного искусства при дотации самого царя поместили спятившего художника в частную клинику. Однако лечение там было странным – бившегося головой о стену художника просто лупили кнутами, дабы успокоить.

После он переехал больницу всех скорбящих близ Петергофа, которая была свидетелем уже крайнего буйного помешательства Федотова. Там же художник и умер, почти всеми забытый. Последние исследования профессора психиатрии Лейдесдорфа дали повод поставить ему предполагаемый диагноз – учёный считает, что Павел Федотов страдал от шизофрении с синдромом острого бреда, отягощённого онейроидно-катоническими включениями. Грустный конец талантливого остряка-живописца…

 Михаил Тихонов – крепостной, талантливый и сумасшедший…

Михаил Тихонов был крепостным князя Голицына, и прыжок вверх по социальной лестнице ему помог совершить талант, и, конечно, барин. Князь рассмотрел в талантливом юноше способность к живописанию и отправил того учиться в Императорскую Академию художеств.

Очень скоро талант бывшего крепостного был отмечен медалями, и он отправляется экспедиционным художником в кругосветное путешествие на шлюпе «Камчатка». За два года плавания Михаил Тихонович написал почти полусотню картин.

Однако через 4 года после возвращения из кругосоветки, психологическое здоровье Тихонова пошатнулось. Друзья положили художника в городскую лечебницу, где его едва не окрутила одна шустрая вдовушка. Позарившись на какой-никакой капитал живописца, она вознамерилась выдать за него свою дочь, и только оперативное вмешательство Алексея Оленина, не позволило больному мастеру влипнуть в малоприятную историю.

Рассудок художника так и не восстановился и в таком пограничном состоянии Тихонов прожил аж 40 (!!!) лет. Всё это время за художником ухаживал его друг со своей семьей при поддержке государства, которое выплачивало содержание.

Умер он в 1862 году от паралича. Если бы не болезнь, дух захватывает, сколько всего он мог ещё написать, но не случилось.

 

Андрей Лобанов, или обратный эффект

А вот представитель наивного искусства Андрей Павлович Лобанов, который скончался не так давно в 2003, несколько выбивается из ряда вышеприведённых художников. В его случае не талант породил безумие, а безумие дало толчок расцвету таланта.

В 7 лет, будучи обычным мальчиком, Андрей Лобанов переболел менингитом, в результате чего полностью оглох. В 23 года он уже находится на лечении.

В годы Отечественной войны, расквартированные у него дома солдаты, в шутку пообещали подарить глухому мальчику автомат, и он это накрепко запомнил. Впоследствии его картины небольшого формата всегда будут отображать оружие в том или ином виде, да и сам художник будет делать постановочные портреты в фотостудии с оружием в руках, словно мальчишка.

В 50-х гг. Лобанова поместили в больницу «Афонино», откуда тот уже не выйдет никогда. Лечащий доктор видел благостное воздействие на больного арт-терапии, и Андрей Павлович много рисовал. Даже на маленьких клочках бумаги.

90-е года были отмечены большим внимание к художникам-аутсайдерам, и Андрей Лобанов стал самым известным из русских представителей стиля арт-брют. А в 1997 году в рамках проекта «Иные» прошли персональные выставки Лобанова в России, Германии, Франции.

Творческое наследие художника составляет 300 рисунков, 500 фотопортретов, десятки самодельных записных книжек. После смерти, согласно завещанию Лобанова, всё было передано Владимиру Гаврилову, куратору проекта «Иные», открывшему миру имя больного глухонемого художника, чей талант сумел пробиться сквозь тишину и неясный рассудок.

Автор – © Татьяна Уварова-Ковалевская