Сегодняшний зритель настолько искушён, что, казалось бы, его и нечем удивить – художники давно раздели своих моделей, а некоторые сами умудрились раздеться, решаясь на отчаянные перформансы. Достаточно вспомнить Спенсера Туника, Сару Смолл или Милу Муаре. Хотя их «искусство» граничит порою с каким-то безумием.

Но такое разрушение стен приличия в искусстве свойственно не только современности – многие художники на протяжении всей истории стремились удивить, а иногда и эпатировать свою публику.

Представляю вам пятёрку картин, которые казались своим современникам верхом бесстыдства и откровенности, однако, позже попали в разряд шедевров. Ну, а нам, искушённым, такая смелость кажется детским лепетом.

1 место. Эдуард Мане  «Завтрак на траве», 1863 г.

Дурновкусие, декадентство, откровенное бесстыдство – лишь малая часть эпитетов, которые прозвучали в адрес этой работы, едва она была представлена публике в «Салоне Отверженных».

Сюжет почти пасторальный: двое молодых людей в элегантных костюмах, проводят время в компании двух прелестных девушек, одна из которых (о, ужас!) полностью нагая. И самое возмутительное, что в обнажённой спутнице ясно узнавалась Викторина Мёран, знаменитая муза художника.

Со временем страсти улеглись, а стиль работы, резко отличающийся от академических традиций, а также новаторская манера Мане, навеки вписала картину в мировое наследие. Теперь шедевр находится в Париже, и увидеть её может каждый, и никаких пометок 18+ там не наблюдается.

 

2 место. Диего Веласкес «Венера с зеркалом», 1647-1651 гг.

Во времена Веласкеса на изображение женского тела лежало табу. Изображать было можно лишь библейских или мифических героинь и то по строгим канонам, разработанных клириками. Ибо изображение сладострастных тел, есть ничто иное как служение сатане. Правила гласили: руки и лицо разрешается писать с натуры, остальное же следует копировать с гравюр, уже созданных и одобренных церковью.

И вдруг, среди этих тесных оков и бдительного контроля, появляется восхитительная Венера, прекрасная своей женственностью, реальными округлостями и правдивым изображением.

Безусловно, если бы картина попала на всеобщее обозрение, автора сей дерзновенной работы ждал бы костёр. Но влекущая и манящая Венера была надёжно спрятана от чужих глаз, а Веласкес считался чинным художником, создавшим такие замечательные и безобидные с точки зрения морали работы как «Менины», «Пряхи», «Сдача Бреды».

Общую известность картина получила лишь в конце XVIII века, а в 1914 году стала жертвой известной вандалки-суфражистки Мэри Ричардсон. Но сегодня эта исключительная работа кисти Веласкеса реставрирована и выставляется в Лондоне.

 

3 место. Франсиско Гойя «Маха обнажённая», 1797 – 1800 гг.

«Крайне неприличная» маха, была объявлена испанской инквизицией ещё и картиной, «представляющей угрозу» обществу и его интересам. Владелец картины Годой вынужден был даже предстать перед судом за сомнительное творчество, украшающее его палаццо.

Однако времена на дворе стояли не столь суровые, влияние инквизиции давно ослабло, и этот контролирующий духовный орган мог только указать на «опасные» формы выражения, но никак не искоренить или запретить их. Так что наказание Франсиско Гойя никакого не понёс, к счастью.

Сегодня эта удивительная по красоте и выразительности работа экспонируется вместе с себе подобной, но более «приличной» «Махой одетой» в музее Прадо, хотя неизвестно планировал ли автор, чтобы эти картины были в ансамбле. Отсюда и споры многих критиков, утверждающих – чтобы оценить в полной мере эти работы, необходимо смотреть на них обязательно по-отдельности.

4 место. Амедео Модильяни “Сидящая обнаженная на диване” (“Прекрасная римлянка”), 1917 г.

В 1917 году эта картина вызвала грандиозный скандал, ну а спустя почти 100 лет, в 2010 году стала одним из самых дорогих лотов на художественном аукционе.

3 декабря выставка никому неизвестного художника Модильяни вызвала живейший интерес, ну а организатор Берта Вайль уже давала показания в участке. Комиссар Руссо, бросая гневные взгляды, призывал немедля «снять эту дрянь», имея в виду картины в стиле «ню», которые украшали витрины галереи. Всё дело в том, что эта частная галерея располагалась как раз напротив полицейского участка, а организатор специально выбрала данный жанр для стеклянных витрин, чтобы привлечь в зал как можно больше публики. Напрасно, Берта пыталась возразить – красоту обнажённого тела воспевали ещё в Античности, у комиссара был убийственный аргумент: «Но у этих-то видны срамные волосы!»

Ничего не попишешь – картины пришлось снять, а выставку закрыть, так как комиссар совершенно серьёзно угрожал в противном случае арестовать все полотна. Однако совсем скоро эта «дрянь» (как выразился представитель порядка) будет провозглашена «триумфом наготы», а сам художник добьётся мировой славы.

5 место. Эдуард Мане «Нана», 1876 г.

Всё тот же бунтарь Мане удивил общество спустя 13 лет после создания «Завтрака» ещё одной работой – «Нана».

Здесь нет «обнажёнки», но от этого картину пуританской никак не назовёшь. Художник впервые заглянул в «святая святых», в будуар женщины, да не просто женщины, а дамы полусвета, то есть труженицы самой древней профессии. А кроме того, не постеснялся изобразить чинного господина в цилиндре, клиента и покровителя обворожительной Наны. Публика не могла одобрить столь откровенное признание пороков чинного французского общества.

Нельзя не отметить сегодня прелесть этого шедевра, а что до приличий – то ли ещё будет!

 

Представленные здесь работы возмутительные и нежные, революционные и прекрасные, картины, которые меняли представления морали и отвоёвывали место среди шедевров. Сегодня они свидетельство смелости и новаторства своих авторов, а также ощутимый и осязаемый артефакт их бессмертия и гениальности.

 

Автор – © Татьяна Уварова-Ковалевская